aif.ru counter
13.08.2012 16:46
Светлана Стовбун
333

Трасса-убийца разделила деревню Юмья на 4 части

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Удмуртия 20/08/2012
Фото: АиФ

Трасса-убийца

- Дорога - главная беда нашей деревни, - категорично и резко комментирует Виктор Пестов, бывший колхозный бригадир, моё предположение о том, что дорога помогает деревне выживать. - Ежегодно на этой дороге гибнут люди, а сколько скотины стоптано колёсами автомашин - никто и не считал. На каждом сельском сходе мы говорим о потерях, которые нам принесла дорога, просим сделать объезд вокруг деревни, но слова наши до начальства не доходят. Далеко оно: управление в Казани находится, а местные власти, видимо, бессильны.

Автотрасса делит деревню на 4 условные части, проходя по главной улице, на которой построены магазин, сельский клуб, церковь и мотель. - Магазин стоит на противоположной стороне улицы, мне надо через дорогу переходить, а на всю деревню один пешеходный переход - в самом конце. И кругами бегать - возраст уже не тот, - продолжает Виктор Пестов. - Всегда хожу со страхом: слышу-вижу плохо, двигаюсь медленно. Да по сравнению с бабулями вон с того конца деревни я ещё тот везунчик. Я-то прямиком иду, а им через лог, по мосту переходить надо. Пешеходная часть моста узкая, зимой до перил всё снегом забивает, как бы люди к ним ни прижимались, всё равно по проезжей части идти получается.
Пробовали по насыпи, по козь-им тропам переходить. Так одна как-то в воду упала и чуть не утонула. Мы всей деревней жалобы в Казань писали. Приехал  главный инженер. Говорим ему: постройте хотя бы подземный переход, если на объездную дорогу денег нет. Он посмеялся и  посоветовал под мостом ходить. По воде, значит. Для того чтобы чиновники зашевелились, нужно людям погибнуть. Вот уличное освещение вдоль трассы провели только после того, как житель из соседней, «татарской» деревни под колёса попал. За «своего», я  думаю, казанским чиновникам попало, а нас они и не слушали. Теперь на улице светло круглые сутки - пешехода издали можно заметить, а то лихачи даже притормозить не успевали.
Разное фермерство
Оживлённая трасса деревне, где народ изначально привык жить  размеренно, безусловно, доставляет немало хлопот, но и  положительно влияет на стиль жизни, ускоряя развитие товарно-денежных отношений. Ни в одной из других деревень не приходилось одновременно видеть на заборе развешенное после стирки бельё и рекламные вывески. Здесь это рядом: «Доски, брус», «Автомагазин»… В двух шагах - истоптанная волно-образно и щедро обмазанная коровьими «лепешками» пешеходная дорога.  
Общественное хозяйство в Юмье обанкротилось, но местное население вековой привычке - зарабатывать на жизнь  скотоводством - не изменило. На личных подворьях содержат 2-3, а иногда - 6 коров. Молоко от них приёмщики вывозят на сырзавод. Правда, за литр дают не больше 8-9 руб. Но и при таком раскладе   каждая бурёнка ежемесячно приносит своему хозяину 2-3 тыс. руб. - Колхоз развалился, но наши земли незасеянными не остаются, - говорит местная жительница. - Фермеры их обрабатывают. Мы  им свои земельные наделы по договору отдаём в обмен на зерно по льготной цене. В засушливый год за каждый пай давали по 5 ц, обычно дают по тонне. 
- Они тут дружно живут, - рассказывает Разина Елязиева,  фермер из соседней деревни Камаево, что находится на территории Татарстана. - Вместе работают и отдыхают. Все трудолюбивые, но местных фермеров мне жалко: плохо заботятся о них ваши власти. Наши фермеры лучше живут. Когда наш колхоз распался, в центре занятости мне предложили стать фермером и выделили деньги, на которые я купила 3 бычков. (Аналогичная программа работала и в УР. - Авт.). Недавно для укрепления фермерского хозяйства безвозмездно из федерального бюджета выделили 300 тыс. руб. и выдали разрешение на реконструкцию заброшенного гаража, где мы  основали пекарню, закупили оборудование. Сейчас хлебом и выпечкой снабжаем жителей из 6 деревень. Также откармливаем бычков, но зерно сами не сеем: тяжело и невыгодно.
- Я не понимаю, как в деревне жить и зерно не сеять, - удивляется Фёкла Яркеева. - Когда колхоз распался, я сыну сказала, что не для нас это - бездельничать и мотели строить. Наше дело - хлеб сеять. Взял он 50 га, трудится на совесть, но пока не разбогател: солярка дорогая! Я на эту солярку ему всю свою пенсию отдаю: помогаю, раз работать заставила. Но пенсии моей не хватает. Хлеб - главное богатство страны. Но почему хлебороб беден - я тоже не понимаю…
- В этой бочке горючего на 4 тыс. руб., - подсчитывает фермер Валерий Новиков, указывая на 200-литровую ёмкость. - Этого горючего хватит на 1 день работы. Между тем, 4 тыс. можно выручить за поросёнка, которого нужно откармливать в течение 8 месяцев. От таких цен молодёжь уезжает на заработки в город. До Менделеевска отсюда 15 км, до Набережных Челнов - 40. За день можно обернуться - вот в чём польза дороги.
Спрятанная история
- Не все в деревню возвращаются, - утверждает Людмила Новикова, сотрудница сельского клуба. - Прописано в Юмье больше 200 человек, а проживает в 1,5 раза меньше, в основном - пенсионеры. Стареет наша деревня, вековая история исчезает на глазах. По  дорожному указателю, Юмья перевалочным пунктом ещё 100 лет назад была. В реальности её история намного богаче. 
Часть этой истории, пока неухоженной, но надёжно спрятанной от посторонних глаз, Людмила Аркадьевна после долгих уговоров  соглашается показать. Мы входим с ней под сень высоких деревьев, где ещё недавно проходили молебны язычников. Прогнившие доски простеньких сооружений - скамьи и навеса с прибитыми по стенам иконами - подсказывают, как здесь молились, закалывали жертвенных барашков, варили обрядовую кашу. До федеральной трассы от этого места - не более полусотни метров. 50 м между язычеством и веком стремительных скоростей: удивительное переплетение прошлого и настоящего, в котором не всё укладывается в каноны нравственности и морали.
У входных дверей в мотель растиражированный снимок девушки, пропавшей без вести, с просьбой-криком родителей: сообщите, если видели! По соседству с ухоженным домом Фёклы Яркеевой - запущенная изба молодой путаны, лишённой родительских прав. Как пристанище для заблудших между вечным и наносным - церковь, построенная юмьинцами в последнее десятилетие. Тысячи путников проезжают через Юмью, стремясь к родным землям. Для самих юмьинцев родина с её прошлым и настоящим остаётся здесь, на обочинах шумной дороги.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество