aif.ru counter
284

Полковник внутренней службы Алексей Яшин:«Тюрьма не воспитывает человека, а лишь изолирует от общества»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. Аргументы и факты в Удмуртии 13/03/2013

По статистике, 80% осуждённых, отбывших свой срок в колонии, обязательно возвращаются обратно. Но почему же сама система, названная уголовно-исправительной, не может перевоспитать преступников?

Алексей Яшин, полковник внутренней службы, ныне - в отставке, уверен, что тюрьма не может наставить человека на путь истинный, она лишь изолирует его от общества.

Зона - одна на всех

Аргументы и факты: - Алексей Геннадьевич, а ведь по ту сторону колючей проволоки находятся не только осуждённые, сотрудники колоний тоже вынуждены находиться там длительное время, в силу профессиональных обязанностей. У них не развивается «синдром заточения»?

Алексей Яшин: - Но ведь они же после каждой смены возвращаются домой. Впрочем, условия труда таковы, что уже в течение первых полутора лет может наступить деградация личности. Срабатывает принцип зеркальности: сотрудники начинают копировать осуждённых: используют в речи тюремный жаргон, начинают оказывать психологическое давление на членов своих семей… Но гораздо хуже, если сотрудники вступают в сговор с преступниками, идут на должностные преступления. Бывало, проносили письма, мобильные телефоны, наркотики. А всё начинается с пустячных просьб закурить или обменяться сигаретами. Такое было в период моей службы: большая часть осуждённых - наркоманы и алкоголики с неизлечимой зависимостью, которая продолжает их терзать в тюремных стенах, и они готовы на всё ради своего  удовольствия.

АиФ: - А ради чего идут на преступление сотрудники?

А.Я.: - Мотив, в основном, корыстный - зарплата у начинающих сотрудников невысока. Но больше подводит не нужда, некоторые просто психологически не готовы выдержать колоссальный прессинг со стороны осуждённых. Те ведь, могут угрожать расправой и им самим, и их семьям. Вообще, тюрьма - это спящий вулкан, пороховая бочка. Противоборство сил с двух сторон колючей проволоки здесь не ослабевает ни на минуту. С одной стороны - сотрудники с требованиями режима, служебных обязанностей и уголовно-исполнительного законодательства, с другой - осуждённые со своим преступным воспитанием и нежеланием подчиняться закону. Не выдержал сотрудник провокации, применил резиновую палку, надел наручники - и хрупкое равновесие нарушено.

Природа разрушения

АиФ: - А как же жалобы бунтовщиков в тюрьмах Копейска на грубость начальства и нечеловеческие условия содержания? Тогда ведь в обществе взметнулась огромная волна в защиту осуждённых.

А.Я.: - У кого это нечеловеческие условия содержания? У наших «узников» питание лучше, чем у работяг или пенсионеров, которые находятся на свободе! Каждый день - мясо или рыба, сливочное масло, молоко, яйцо, соки, чай. Сформировалась даже целая каста преступников, намеренно совершающих мелкие правонарушения, лишь бы сесть в тюрьму и до этих благ добраться, зиму пережить. Что касается бунта в Копейске, так беспорядками в тюрьмах зачастую руководят «дирижёры» на свободе: лишь бы их людям в зоне жилось комфортнее. Так произошло и на этот раз. Там же не все осуждённые полезли на крышу жечь бумагу. Волю «старших товарищей» выполняла кучка бунтарей, желающих «засветиться», получить «авторитет». Такие есть в каждом исправительном учреждении.

АиФ: - А людей, лишённых свободы, тюрьма может перевоспитать?  

А.Я.: - Нет. Человека воспитывает семья, окружение, тюрьма лишь изолирует от общества. Когда я только начинал работать в исправительном учреждении, то питал иллюзии на этот счёт. Например, один преступник отбывал срок за убийство, при этом был хорошо образован, много читал, познакомился по переписке с женщиной, ещё до освобождения вступил в брак. Я был уверен, что он осознал значимость свободы, готов исправиться. Но ошибся. Этот человек вернулся в тюрьму незадолго до окончания моей службы, совершил разбойное нападение. Элементарный страх перед тюрьмой у него испарился в один момент. Большинству преступников истинное раскаяние неведомо. Их внутреннюю природу разрушения не может изменить даже религия. Сейчас в исправительных учреждениях открыты храмы, молельные комнаты. Я наблюдал за тем, как осуждённые ходили на исповедь. Искренности не видел. Тюрьма, в лучшем случае, даёт шанс получить трудовые навыки, повысить образование, попробовать себя в общественной работе. Конечно, есть среди осуждённых те, кто попался по глупости: скажем, за кражу мешка муки. Такие в тюрьму почти не возвращаются, но после освобождения и их общество не воспринимает «на равных».

Защита от криминала

АиФ: - Вероятно, просто боятся людей с судимостью. В обществе до сих пор к таким гражданам отношение неоднозначное.

А.Я.: - Конечно, хотя есть программы социальной адаптации, реабилитации, и государство сейчас для освобождённых из мест лишения свободы даёт больше шансов найти себя. Например, раньше при утере паспорта осуждённые выходили на свободу без документа. Не могли прописаться и трудоустроиться. Теперь все документы им при необходимости восстанавливают ещё до освобождения. Впрочем, на работу судимых до сих пор берут с большой осторожностью. Надо понимать, что человек, совершивший одно преступление, может совершить и второе. Боюсь, что через 10-15 лет добропорядочные граждане будут вынуждены самостоятельно защищать свою жизнь и имущество, в том числе и с оружием в руках, так как возможности правоохранительной системы окажутся недостаточными. Ведь криминальная обстановка в последнее время лишь обостряется.

Досье

Алексей Яшин, подполковник внутренней службы. Родился в Можге в 1972 г. Окончил Уфимский юридический институт МВД РФ и Рязанскую академию права и управления ФСИН РФ. В уголовно-исправительной системе УФСИН РФ по УР работал в 1993-2010 гг. В том числе 3 года был начальником ФБУЛИУ № 2 УФСИН РФ по УР.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах