aif.ru counter
11.12.2012 16:31
3388

В Республиканском детском доме в Ижевске живет около 100 детей.

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Аргументы и факты в Удмуртии 05/12/2012

Про неё говорят: женщина с «железным» характером, уверенная в себе и до глубины души преданная работе. Эти качества, безусловно, помогают ей быть хорошим руководителем. Но, в то же время, Елена Лучихина, директор Республиканского детского дома в Ижевске, которая хорошо знает, что такое социальное сиротство, убеждена, что каждый ребёнок должен жить в семье и у каждого ребёнка должны быть родители.

«Баторские» дети

Аргументы и факты: - Елена Анатольевна, известно, что у вас за плечами 2 высших образования и работа в спецшколах. Вы хотели быть филологом, логопедом, а довелось работать сначала с «трудными» детьми, а затем с ребятами из детского дома. Такую ли карьеру вы себе планировали?

Елена Лучихина: - Мне хорошо знакомо ощущение сиротства. Когда-то, более 20 лет назад, я работала в коррекционной школе-интернете воспитателем, как раз с детьми-сиротами. Устроилась туда совсем юной и за 10 лет прошла путь от воспитателя до заместителя директора. Потом почти 20 лет довелось работать в коррекционных образовательных учреждениях. А в 2010 г. «вернулась» к детям-сиротам, возглавив Республиканский детский дом в Ижевске.

И первое, что меня поразило - то, что за 20 лет многое изменилось в образовательных учреждениях интернатного типа. За последнее время общество научилось «соседствовать» с инвалидами, с людьми с ограниченными возможностями. Но никак не может выработать своё отношения к детям-сиротам. Даже мы, взрослые, общаясь со своими коллегами или знакомыми, на вопрос, где ты сейчас находишься, отвечаем: «В домике». Наши воспитанники говорят ещё проще: «В баторе» (такое производное слово - от «инкубатор»). Просто от словосочетания «детский дом» веет ощущением жалости и безысходности, ни для нас, взрослых, ни для них, наши воспитанников, оно радости не несёт. Всё дело в том, что сегодня в представлении людей все дети делятся на интернатных и домашних. Но, понимаете, ребёнок-сирота - это не диагноз, просто так сложились жизненные обстоятельства, и нам надо сформировать толерантное отношение к таким детям.  

Другие краски

АиФ: - Что делается для того, чтобы раскрасить другими красками жизнь этих детей? Помогает государство? Учредители, спонсоры вносят свою лепту в общее дело?

Е.Л.: - Нам очень хорошо помогают учредители - Министерство образования и науки УР, да и другие министерства и ведомства всегда откликаются на наши просьбы. Они делают всё, чтобы детям здесь было комфортно, создают все условия, чтобы компенсировать ребёнку отсутствие семьи.

Особо хочется отметить коллектив детского дома. Я заметила одну простую вещь: устраивается к нам новый сотрудник и либо работает здесь 2 недели, либо остаётся надолго. Здесь надо постоянно быть готовым к соучастию, сопереживанию. А это непросто. Да и зарплатой нашей работников не удержать, она такая же, как и у всех других педагогов. Но некоторые наши сотрудники трудятся в этой сфере уже около 40 лет и для детей стараются делать всё, что от них зависит. Вот когда говорят, что в детском доме большой штат работников - не верьте.

Вы представляете, что это такое - собрать одного ребёнка утром в школу? У нас воспитатели каждое утро развозят 70 детей по 9 разным школам города. В их распоряжении 2 автобуса, но, бывает, они ломаются. И тогда - с портфелями, зимой - с лыжами и палками едут они на общественном транспорте. Всех нужно доставить до учебного заведения, после уроков  встретить, привезти обратно, накормить, выучить с ними уроки… Дошкольники занимаются прямо в детском доме, и здесь с ними с утра до вечера работают воспитатели… Вечером, когда сотрудники уходят домой, они испытывают чувство вины от того, что возвращаются в семью, а эти дети остаются здесь. Понимаете, ни наша забота, ни материальное благополучие, которое старается обеспечить государство, не заменят ребёнку родителей и семейного воспитания.

Социальное сиротство

АиФ: - Сколько детей сейчас постоянно живёт в вашем детском доме?

Е.Л.: - Меньше 100 ребят у нас никогда не бывает. Количество воспитанников ежегодно обновляется на 30%. Бывает, ребята возвращаются в кровные семьи, кого-то усыновляют, берут под опеку, под патрон, в приёмные семьи. О том, как складывается их дальнейшая судьба, мы тоже хорошо осведомлены, постоянно узнаём, как живут наши воспитанники. Да и прежде, чем ребёнок определится в какую-то семью, «родители» не раз с ним встречаются, сначала здесь, в детском доме, потом он какое-то время гостит в этой семье - словом, все присматриваются друг к другу. А уже когда подружатся, вопрос решается окончательно.И сам процесс определения детей в семьи радует: значит, ребята дома. И можно видеть, как они становятся совершенно другими - у них даже глаза меняются.

АиФ: - Дети уходят в семьи, а места, которые они освобождают, постепенно заполняют другие воспитанники?

Е.Л.: - К сожалению, да. Социальное сиротство пока ещё никто не отменял. Моё твёрдое убеждение: дети не должны жить в детском доме, дети должны жить в семье. И с семьёй надо начинать работать не после того, как ребёнок оказался в детском доме, а гораздо раньше, когда только возникли первые проблемы в воспитании или поведении родителей. А на смену детским домам должны прийти некие социальные институты, «реабилитационные центры», где смогут жить семьи, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Дети с родителями, где с ними могут поработать  психологи, социальные педагоги, врачи. Но разлучать детей с родителями нельзя.

Досье

Елена Лучихина родилась в Ижевске. Окончила филологический факультет Удмуртского госуниверситета и дефектологический факультет Свердловского государственного педагогического института.

Почётный работник общего образования РФ. Стаж педагогической деятельности - более 30 лет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество