287

Письма с фронта: как они помогали выживать в тылу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. "Аргументы и факты в Удмуртии" 07/05/2014
Светлана Стовбун / АиФ

- Первое письмо он прислал 29 сентября 1941 г., - разворачивает Римма Андреевна пожелтевший лист бумаги и читает. - «На днях отправят на фронт. Если мне где суждено помереть, то, как говорится, ничего с этим не поделаешь. Саня, я тебя прошу об одном: воспитай Риммочку и учи ее, насколько у тебя хватит сил и средств. А тебе, моя Риммочка, одно наставление: учись хорошо и отлично, будь примерной».

Побег из плена

- Мы жили в д. Мельниково, рассказывает Римма Андреевна. - Отец  был активистом в колхозе. Сначала работал конюхом, потом - пчеловодом, вскоре его выбрали председателем. Повестку о мобилизации на фронт привез ему секретарь сельсовета где-то 20 августа. Был уже вечер, отец только что вернулся из Можги, купил мне портфель, а маме передал бутылку водки - на проводы. Сели ужинать, и тут же стук в окно: «Андрей, тебе повестка». Мама с бабушкой кинулись хлопотать по хозяйству: топить баню и замешивать тесто. Пришли соседи, а ранним утром с мамой мы поехали провожать отца в военкомат. Там уже его определили в артиллерию. Мобилизованных увозили на 2-х товарных вагонах. От станции до переезда поезд шел медленно, провожавшие еще поспевали за ним. А когда машинист дал полный ход, многие повалились с ног. Среди упавших была Маша Долговых из Пычаса. Мама помогла ей встать, а та вся в слезах: «Детей трое, как их поднимать? Ее муж погиб в декабре под Москвой, а мой папа попал в плен, но смог бежать. Впрочем, летом 41-го об этом никто еще не знал. Отец во всех письмах подбадривал нас. Письмо, которое он написал 4 апреля 1942 г. в госпитале, когда врачи вылечили его обмороженные пальцы, я часто читала своим ученикам.

Именно письма отца с фронта научили Римму Чернобровкину не отчаиваться и верить в лучшее. Фото: АиФ / Светлана Стовбун

«Я пока не был на фронте, не представлял, кто такие есть гитлеровцы, их армия, и что она несет нашему народу. Трудно описать, каким унижениям, издевательствам и уничтожению подвергается наш народ в занятых немцами районах. Когда при освобождении видишь ограбленный народ, сожженные города и села, насильно угнанных людей в рабство, сердце кровью обливается. Но придет этому конец...Не удастся Гитлеру властвовать над русским народом! Вздохнут народы снова свободной грудью и будут строить свою свободную счастливую жизнь. И на месте разрушенных городов, сел, шахт и заводов, на крови и костях наших воздвигнет народ новые города, села, шахты и заводы».

Трудные времена

Следующее письмо тоже написано в госпитале: «Получил подарки. Около кило печенья разных сортов, кусок сала, кусок жареного гуся и кисет. Тот, что я увез из дому, давно потерян в окопах. Ваши письма идут до меня 15-16 дней. И я очень рад им. Саня, получил твои 100 рублей. Лучше бы купила хлеба. Я сыт и всем обеспечен. Не расстраивайтесь из-за меня. Что ж поделаешь, если наш народ переживает трудные времена. Враг хотел поставить нас на колени, но это ему не удастся».

- После разгрома немцев под Москвой отец поверил в скорое окончание войны. 14 мая 1942 г. он написал: «До зимы не буду дома. А к зиме война должна закончиться»… В первую военную зиму мама простыла на лесозаготовках. Лишилась слуха и очень страдала из-за внезапной инвалидности. Боялась, что папа в семью не вернется.

«Тебе трудно, но потерпи, моя милая. Ты написала, что после войны кто-то из нас не будет нужен другому. Брось это из головы! Вернусь, дров наготовлю тебе. Скоро приеду и будем жить вместе». - Это письмо от 1944 г. Мама болела, к зиме дров почти не было. И спас нас пожар колхозной конторы. Правление перебралось в наш дом, привезли дрова, маму оформили уборщицей: она топила печь и мыла полы. Жить стало легче, но об отце мы тревожились каждый  день.

Камни дороже людей

«Шлю вам сердечный красноармейский привет. Саня, ты пишешь, что твое письмо пришло обратно, и ты хотела подавать в розыск. Напрасно. На войне бывает много всяких приключений. Еще пишете, что много проливаете слез. Бросьте это дело. Мы здесь забыли, как слезы проливать. Нам слезами заниматься некогда. Советую и вам заняться чем-нибудь полезным. А если мне судьба прикажет остаться в живых, то и без слез вернусь домой».

- Ни в одном из писем не указывался населенный пункт, по которому можно было бы узнать о месте нахождения отца. Даже после ранения в 1941 г., когда он находился на отдыхе, сообщал, какие цены на базаре, но о названии города - молчок. Последнее письмо мы получили в 1944 г. В нем отец писал, что едут они с солдатами на задание, с которого вряд ли вернутся. А ехали они освобождать Ригу. Недалеко от этого города и похоронили его в братской могиле. Местечко, при освобождении которого погиб мой отец, и где располагались два концлагеря - для взрослых и детей - 7 раз переходило от фашистов к красноармейцам. У немцев было большое преимущество: они надежно обосновались в латвийской столице и держали крепкую оборону. А нашим войскам поступил приказ: артиллерию и самолеты не применять. Советское командование решило сохранить архитектуру города от разрушения.

А потом уже был День Победы. Я училась в 7 классе. Пришла в школу, а учителя говорят, что занятий не будет. Победа! И мы, дети, бежали до близлежащих деревень - сообщить радостную весть, радио там не было. Все ликовали. А моя мама от радостной вести горько плакала. Отец погиб, и эти письма - единственное, что от него осталось. И так получилось, что именно письма отца научили меня не отчаиваться и верить в лучшее.
Справка

Римма Чернобровкина родилась в д. Мельниково Пычасского района в 1929 г. В 1948 г. окончила Можгинское педагогическое училище. 35 лет преподавала в начальных классах. Ветеран труда, участник трудового фронта.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах