Примерное время чтения: 6 минут
111

Рэп на удмуртском. От интереса к истории рода к до любви к родному языку

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ в Удмуртии 29/05/2024
Богдан Афиногенов начал изучать родной язык только после 18 лет.
Богдан Афиногенов начал изучать родной язык только после 18 лет. Из личного архивa

Поэт, создатель интернет-телевидения на удмуртском языке «ДАУР ТВ» Богдан Анфиногенов говорит, что сколько себя помнит, всегда любил разглядывать фотоальбомы со старыми семейными фотографиями. Снимки он мог изучать долго. И каждый раз смотрел на них по-новому. Интерес к семейной истории в итоге перерос в желание как можно больше узнать о своём народе. Богдан, уже будучи взрослым, выучил удмуртский язык и сейчас пишет на нём стихи и песни, снимает видео. Мы поговорили с ним об удмуртском ТВ, рэпе, поэзии, а также о том, как в стремительно меняющемся мире сохранить родную культуру.

Неизвестные снимки

Марина Медведева, «АиФ в Удмуртии»: Недавно на своей странице в социальной сети вы опубликовали снимки прабабушки и прадедушки по отцовской линии. Вы сказали, что благодаря этим фото увидели их впервые. Как так получилось и кем были ваши предки?

Богдан Анфиногенов: Сам я – из Малопургинского района. Своих предков по материнской линии я знал хорошо, а вот что касается линии папы, то информации почти не было. Однажды, когда мне было 19 лет, папа вдруг сказал, что мы едем в Бураново. И оказалось, что его предки оттуда родом. Сейчас там живут дальние родственники. Я не знал, как выглядели мои прабабушка и прадедушка по отцовской линии, так как не было их фотографий. И вот в этом году перед 9 мая моя родственница (наши дедушки были братьями), которая живёт в Санкт-Петербурге, отправила мне снимки. Она написала, что на них – мои прабабушка и прадедушка. Вот так я их впервые увидел. Это было, конечно, волнительно. Насколько я знаю, прадед работал налоговым агентом. Многие мои предки трудились в колхозах. Мой прадедушка по материнской линии из д. Арляново славился тем, что делал очень хорошие сундуки и продавал их на базаре в Агрызе, держал пасеку.

– А насколько для вас важна связь с предками? Когда вы осознали, что необходимо знать и понимать, кто вы и откуда?

– Меня почему-то всегда привлекали старые фотографии. Когда на семейных встречах все разговаривали, развлекались, я тихонько сидел и рассматривал эти снимки. Когда учился в школе, посмотрел по телевидению передачу «По соседству мы живём», когда городских ребят отвезли в удмуртскую деревню. И это перевернуло моё сознание. Интерес к истории, культуре и языку рос, в итоге переехал в Ижевск и поступил на исторический факультет. Во время обучения я начал читать книги по истории Удмуртии. Меня особенно поразило, что удмуртская культура интересна не только нам – научные труды пишут даже в Америке. Тогда же я открыл для себя удмуртскую художественную литературу. Логичным продолжением моего интереса к родной культуре стало изучение языка. До 18 лет я им не владел. Причём, приезжая в гости к моей бабушке, мои мама, дяди и тёти говорили с ней на удмуртском, а со мной всегда по-русски. Это распространённая история в Удмуртии. Думаю, что родители в городах и райцентрах делают это из чисто практических соображений, чтобы детям было легче вливаться в общество, где в основном говорят по-русски. Но интерес к родному языку всё равно берёт своё, сейчас всё больше молодых людей стараются учить родной язык.

Богдан Анфиногенов: «Интерес к истории, культуре и языку рос, в итоге переехал в Ижевск и поступил на исторический факультет. Во время обучения я начал читать книги по истории Удмуртии. Меня особенно поразило, что удмуртская культура интересна не только нам – научные труды пишут даже в Америке. Тогда же я открыл для себя удмуртскую художественную литературу».

Стихи и музыка

– Трудно ли вам было учить язык?

– В 2008 г. я загорелся идеей выучить язык во что бы то ни стало, потому что почувствовал ответственность перед предками. Я думал: наш народ так много пережил, сумев при этом сохранить свою культуру, а я даже языка не знаю. Бывая у бабушки, я узнавал основные слова, мне было с кем поговорить. Очень помогло освоить язык моё увлечение детства – я лет с восьми пишу стихи, участвовал в конкурсах, мои стихи печатали в сборниках. Сначала я стал включать удмуртские слова, у меня рождались русско-удмуртские стихи. По мере изучения языка я уже начал писать на удмуртском. Когда я влился в удмуртскую молодёжную тусовку, стал участвовать в музыкальных проектах: от панка до рэпа.

– Когда мы думаем о рэпе, то национальная культура едва ли приходит на ум. Как вы к этому пришли?

– Всё началось с общения с активными ребятами: тогда только начали проводить дискотеки с удмуртскими песнями, создавались ремиксы известных песен. Я был солистом в удмуртской панк-группе. А затем у меня появился сольный проект – я переделывал зарубежные хиты. Исполнение рэпа на удмуртском считалось чем-то смешным, но мне хотелось сделать в этом стиле что-то более серьёзное. Так появился проект Мурӝол Underground и песня «Суперудмурты». На неё сняли клип, она стала известной на YouTube. Параллельно начали появляться проекты в социальной сети. Например, я создал группу «Удмурт кылбурчи», где все желающие могут размещать стихи на удмуртском языке. Меня также очень интересовало телевидение. Я понимал, что это один из способов трансляции языка, культуры, современной жизни удмуртов. Так появилось «ДАУР ТВ» – интернет-телеканал с программами на удмуртском языке.

«Поймать» сигнал

– Этот канал вещает в интернете, но на создание всё равно нужны время, силы и деньги. Как вы его создавали?

– К сожалению, в республике не было и до сих пор нет круглосуточного телевидения и радио на удмуртском языке. За работу по сохранению языка и культуры я в 2019 г. получил премию «Признание», а к премии прилагалась выплата – 300 тыс. руб. К тому времени я уже создал в соцсети группу, где выкладывал концерты, клипы на удмуртском языке, а тут появились деньги на создание своего проекта. В Доме дружбы народов, где я работал, мы организовали студию. Закупили оборудование и начали записывать программы. Форматы придумали самые разные – от «Утреннего шоу» до передачи для подростков. Пытался даже делать прогноз погоды. Аудитория у нас не такая большая – носителей языка сейчас осталось около 200 тыс. человек. Но этот проект, как мне кажется, очень важен. Самые яркие позитивные отзывы мы получаем от удмуртов, которые живут в других регионах страны. Это им помогает держать связь с родной землей. Мальчик из Башкирии как-то написал, что специально забирался на крышу дома, чтобы «поймать» интернет-сигнал и посмотреть нашу передачу. Это, кстати, хороший пример, чтобы пояснить, почему стоит запустить не аналоговое телевидение на удмуртском языке.

Богдан Анфиногенов: «Самые яркие позитивные отзывы мы получаем от удмуртов, которые живут в других регионах страны. Это им помогает держать связь с родной землей. ».

– Какие форматы общения с молодёжью сейчас самые удачные?

– Мне кажется, что здорово было бы использовать ресурсы блогеров, тиктокеров. У нас такие есть, и они показывают удмуртскую культуру через короткие ролики. Эти видео набирают миллионы просмотров, и зрители узнают больше о нашей культуре: от того, как готовить перепечи, до звучания удмуртского акцента. Это хороший шанс показать, какой мы классный и весёлый народ. Конечно, хотелось, чтобы и большой формат подтягивался. Я имею в виду кино. Недавно, актёры, собрав деньги на платформе для краудфандинга, сняли весёлый фильм «Ограбление по-удмуртски». Но это редкость. За всю историю на удмуртском языке сняли в общей сложности фильмов пять. Этого мало.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах