229

Обречённые. Почему исчезают деревни и сёла в Удмуртии?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ в Удмуртии 05/05/2021
Что станет со зданием больницы, которая опустела?
Что станет со зданием больницы, которая опустела? / Михаил Митякин / АиФ

Численность населения в  республике стабильно сокращается. В небытие уходят не просто отдельные люди. Исчезают целые населённые пункты.

«Привлеките внимание к нашему селу, – обратилась в редакцию «АиФ в Удмуртии»  пенсионерка из с. Вишур Увинского района Татьяна Плотникова. – Его решили уничтожить: у трудоспособных жителей отнимают работу,  пенсионеров уже лишили почты и клуба. Молодые уезжают, а как доживать старикам? Пенсионеров в селе 105. И жить нам с каждым годом становится  труднее. Движение автобуса сократилось до одного раза в неделю. К врачу на приём не попадёшь. До Нылги – там расположена участковая больница – 20 км. За один день не обернуться. Правнук родился – полгода педиатр не смотрел. Из всех соцобъектов в селе остались детский сад и начальная школа. Вполне возможно, что их тоже закроют. Есть самодеятельный коллектив «Вишуряночка», а собраться на репетиции негде – клуб закрыт, а здание уже разваливается. Может, найдётся инвестор и вдохнёт жизнь в наше село, а власти района смогут сохранить сестринское отделение больницы и движение автобуса до деревни организуют хотя бы два раза в неделю?»

«До пандемии коронавируса движение рейсового автобуса на маршруте Нылга – Вишур было ежедневным, кроме выходных, – говорит глава МО «Увинский район» Владимир  Головин. – С 8 апреля автобус ходит два раза  в неделю. Сестринское отделение по решению Минздрава закрыто, четыре сотрудника трудоустроены. Остальные от дальнейшей работы отказались. Фельдшерско-акушерский пункт в Вишуре работать будет. Начальная школа рассчитана на 104 ученика, но обучающихся только семь. С 1 сентября все её ученики будут обучаться в Кыйлудской школе. Детский сад останется в существующем помещении. Какого-либо производства на территории села нет, а на пустующие производственные мощности судебные приставы наложили арест».

«Селом Вишур стал недавно, – рассказывает Татьяна Плотникова. – Это был рабочий посёлок, образованный в 1941 г. для добычи торфа. Торф заменял каменный уголь на оборонных заводах. Посёлок создали в чистом поле в верховьях Кыйлудского пруда, который и сейчас украшает село. Неслучайно Вишур превращается в дачное поселение – места у нас живописные. А тогда людей на работу набирали со всей округи. «Завербованной» была и моя мама, Клавдия Ведянина. Помню, в 60-е в посёлке было больше десяти улиц. Численность населения превышала тысячу человек. К началу 2000-х здесь проживало 602 человека, хотя добыча торфа к этому времени прекратилась – работали кирпичный завод и цеха Ижевского механического завода. Плановая экономика создавала новые производства, если высвобождались трудовые ресурсы. А добыча торфа пошла на спад к концу 60-х. Почему-то сейчас чиновники не заинтересованы сохранить то, что может принести пользу. Простаивают производственные цеха. Социальные объекты, опустев, начнут разрушаться».

Нерентабельные люди

Ближайшее к селу производство за пять километров – СПК «Колхоз им. Ленина» в д. Кыйлуд. Здесь задействованы четыре человека. В Кыйлудской полной школе работает преподавателем и житель Вишура, депутат МО «Кыйлудское» Михаил Митякин.

«Каждый человек в ответе за своё настоящее и будущее, – говорит он. – Нужно просматривать перспективу, а что делали жители Вишура, сегодняшние пенсионеры? Всё возможное, чтобы их дети уезжали. Сейчас трудоспособных – по пальцам пересчитать. Кто будет организовывать новое производство, если работать некому? И соцобъекты содержать в селе ради десятка престарелых (сестринское отделение открывали на 20 койко-мест.Авт.) и трёх-четырёх подростков из реабилитационного центра нет смысла. Наиболее разумный вариант –  откормочная ферма для КРС. Кормовая естественная база в окрестностях села не используется».

Ещё полвека назад в Вишуре жить было престижно. Сейчас его судьба похожа на положение сотен умирающих деревушек, точное число которых может определить предстоящая перепись населения. А в ходе Всероссийской переписи 2010 г. выяснилось, что 119 деревень республики – призраки: в них нет ни одного жителя. Уже тогда в 301 населённом пункте проживало менее десяти человек. Сколько за десять лет из этих трёхсот деревень не стало фактически? По сведениям Удмуртстата,  сельское население прибывает только в Воткинском, Завьяловском и Увинском районах. В остальных – убывает. Наибольший отток наблюдается в Кизнерском, Можгинском, Кезском, Юкаменском районах. Относительно недавно на территории МО «Кыйлудское» было десять деревень, а осталось пять.

«Неперспективными деревни становились и в период плановой экономики. Но для переселенцев тогда строили жильё. Сейчас жители малых деревень оставлены умирать без магазинов, ФАПов, клубов, работы, – поясняет депутат Госсовета Олег Бобров. – По совести, нужно создать программу переселения их жителей».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах