aif.ru counter
18.09.2019 16:27
Светлана Стовбун
820

Поговорим по-удмуртски. Почему коренное население избегает родной речи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Аргументы и факты в Удмуртии 18/09/2019
Сейчас быть удмуртом, носить национальную одежду и разговаривать на родном языке не стыдно.
Сейчас быть удмуртом, носить национальную одежду и разговаривать на родном языке не стыдно. © / Татьяна Уланова / АиФ

10 сентября заслуженный деятель науки Удмуртии Альберт Разин вышел на одиночный пикет к зданию Госсовета Удмуртии. В руках он держал плакат со стихами Расула Гамзатова о родном языке. Учёный выступал за то, чтобы дети учили родной язык и не забывали его, обращался к депутатам с просьбой обратить внимание на проблему сохранения удмуртского языка. К сожалению, акция закончилась трагедией – Альберт Разин нанёс себе ожоги и скончался.

После пикета президент Всеудмуртской ассоциации «Удмурт кенеш» Татьяна Ишматова написала в соцсетях, что позиция Альберта Алексеевича по развитию родного языка и культуры удмуртского этноса была бескомпромиссной, порой доходящей до радикализма. О том, действительно ли удмуртскому языку грозит вымирание - в статье «АиФ-Удмуртия».

Оборванная песня

По словам главы региона, сейчас в 282 образовательных учреждениях работают программы дошкольного образования с изучением родных языков. В них задействованы более 10 тыс. малышей. За последние два года выросло число учеников, изучающих удмуртский язык в школах.

Можно ли говорить о том, что сохранение родного языка коренного населения Удмуртии стоит под угрозой?

«Снижение интереса к родному языку у удмуртов прослеживалось ещё в середине прошлого века, – считает почётный гражданин Вавожского района, заслуженный учитель школы УАССР, основатель музея Кузебая Герда Анатолий Егоров. – Думаю, что началось это после сталинских репрессий в адрес лидеров удмуртского национального движения. В моей деревне Докъя, которую родной считал и Кузебай Герд, русских и удмуртов было приблизительно одинаковое количество. Все понимали два языка, но в русских семьях разговаривали на русском, а в удмуртских – на удмуртском. В годы Великой Отечественной войны собирались в нашей избе солдатки. Измученные ожиданием вестей с фронта и непосильной работой в тылу, они искали утешение в песне. Как только мелодия обретала крылья, кто-нибудь обрывал её: «Тише, это песня Герда. Услышат». А потом вернулись с фронта уцелевшие мужчины. Они все разговаривали на русском. Удмурты-фронтовики будто забыли родную речь. Так в удмуртских семьях стал исчезать родной язык».

Стыд и гордость

«Изучение удмуртского языка в школе по выбору было уже в послевоенные годы, – продолжает Анатолий Максимович. – Родители-удмурты преимущественно записывали детей в классы, где родной язык не входил в программу. Они считали, что в будущем удмуртский их детям не пригодится. Некоторые удмурты стыдились своей принадлежности к малому народу. Изменить это помогла государственная национальная политика, которая началась в середине восьмидесятых гоов. Были реабилитированы Трофим Борисов, Григорий Чайников, Лина Векшина, образовались национальные организации. На волне возрождения национального самосознания удмуртов и возродилась наша деревушка. И музей при школе в д. Гурезь-Пудга в его честь открылся. Сейчас быть удмуртом, носить национальную одежду и разговаривать на родном языке не стыдно».

В постперестроечные годы возобновились связи жителей Удмуртии и удмуртов, её покинувших. Тогда местное население узнало, что в удмуртских деревнях Татарстана, Башкортостана, Сибири, где удмуртов не коснулись сталинские репрессии по национальной принадлежности, удмурты не стыдились своего языка никогда. Они одевались в национальные костюмы, справляли национальные обряды. 

«По последней переписи населения, в Кукморском районе Татарии удмуртов – 14%, – говорит учитель удмуртского языка Ошторма-Юмьинской средней школы Ангелина Семёнова. – В нашей школе 105 учеников, и 98 из них изучают удмуртский язык. В начальных классах для удмуртского языка отводится 5 часов в неделю, в среднем и старшем звене – по 3 часа. На удмуртском языке с воспитанниками детского сада общаются воспитатели. А преподавание удмуртского в школе началось сразу после её основания».

Закон не работает

Кандидат филологических наук, активист движения «Удмурт кенеш» Татьяна Кибардина:

«Много надежд связывали активисты удмуртского национального движения с Законом УР «О языках». Он регламентирует два государственных языка на территории Удмуртии, но не работает. Препятствий для изучения родного языка у удмуртов нет. Обязанности – тоже. Хочет родитель, чтобы его ребёнок знал удмуртский, – детсад и школа научат. При этом никто у родителей не спрашивает желания на изучение второго иностранного языка. Он обязателен. Недальновидные родители думают, что удмуртский усложнит обучение их ребёнка. Поэтому и отказываются от предмета. А политики говорят, что дело в самих удмуртах – они не желают изучать родной язык. Но радует, что в удмуртской молодёжной среде сформировался творческий актив. Молодые поэты, музыканты, художники, модельеры черпают идеи из национальной культуры. Их творчество гармонично интегрируется в современную мировую культуру. Так творческая молодёжь восполняет то, что упустили политики».

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество