102

Программы или традиции. Когда мы становимся силой?

Возрождение института старост проходит сейчас в деревнях при непосредственном участии госструктур.
Возрождение института старост проходит сейчас в деревнях при непосредственном участии госструктур. / Светлана Куликова / АиФ

В  архитектурно-этнографическом музее-заповеднике «Лудорвай» открылась бесермянская усадьба. Гостей праздника принимал фольклорный коллектив из д. Ворцы Ярского района «Бесермян крезь». Как в горячую пору, которая год кормит, удалось артистам выкроить время на репетиции и поездку – неужели огородов нет?

«Мы уже обработали огороды. В нашей деревне  у каждого  по 30-50 соток земли, уверяет руководитель сельского Дома культуры Зинира Вершинина. – Огороды обрабатываем совместно: соседи, родственники друг другу всегда помогают. Работа спорится и превращается в земледельческий праздник. Это в городах люди не знают, с кем по соседству живут. А в деревне все друг за друга держатся, хотя и меньше, чем раньше, когда дома за день поднимали.  Детей-то по пять-шесть в семьях было. Дом  каждому построишь – пол-улицы получается. Сейчас меньше строят – уезжает молодёжь».

Сами за ремонтников

И то понятно – жить на селе непросто. Лет пять назад чиновники утверждали, что центральное водоснабжение есть только в 40 % населённых пунктов, а асфальтированные дороги проложены только до трети сёл. Прошлая зима показатель обеспеченности сельских жителей водопроводом в регионе снизила наверняка. На промерзание водопроводов жаловались повсеместно. И коммунальные службы отнюдь не всегда и своевременно промерзание устраняли. Значит, разорванных и потрескавшихся труб стало больше.

На ул. Школьной в Балезино провалился люк от водоразборной колонки. Жители, не дождавшись ремонтников из водоканала, сами восстановили кирпичную кладку колодца. Если в районном центре люди не могут достучаться до чиновников, то могут ли донести до власти свои проблемы жители отдалённых деревень?

«Я староста деревни и председатель совета ветеранов. Общественная нагрузка утомляет, но помогает поднять людей на субботники и другие мероприятия, – говорит Светлана Сухоплюева из д. Юрихи Сарапульского района. – Общественный статус позволяет обращаться к руководителям всех рангов. Даже президенту страны написала обращение от имени односельчан. А нужно было в деревню газ завести. Когда узнали, что он всё-таки будет, создали штаб и снарядили большую делегацию в офис Газпрома в Сарапуле. Была уже осень, земля начала подмерзать. Нам сказали, что газ будут вести только весной, потому что до снега не успеют. Тогда мы спросили: а чем мы можем помочь? Газовики сильно удивились – так вопросы перед ними ещё не ставили, обычно выдвигали требования. Мы наняли экскаватор и прорыли траншеи уже на следующий день. Их мастер приехал к нам, увидел всё и позвонил руководителю: «Ты представляешь, у них тут траншеи повсюду». Им не оставалось ничего иного, как к новому году пустить к нам газ в дома. Новая радость к нам пришла нынешней весной. На тех участках заброшенной пашни, где в прошлые годы мы боролись с борщевиком, выросли ромашки! Борщевик – агрессивное растение, которое всё вокруг себя уничтожает, и вывести его очень трудно. Но перед сплочённостью жителей деревни он не устоял. Поэтому, чтобы сделать жизнь комфортной, нужно сплотиться. Вместе мы сила».

Когда растеряли традицию?

Более века назад старостой д. Юрихи был дед Светланы, Логин Калабин. И её активность, как и институт старост, наверняка корнями в прошлое уходит. Именно старосты в общинной Руси были мостиком между населением и властью. Возрождение этого института и проходит сейчас в деревнях при непосредственном участии госструктур. Светлану Сухоплюеву, например, депутаты МО «Нечкинское» выдвинули на сходе граждан.

Кандидатуру авторитетного и ответственного человека перед выборами старосты можно найти в любой деревне. А как сплочённость и  общинность возродить?

«Я родилась в маленькой деревушке Малопургинского района. После замужества переехала в Пычас, – рассказывает многодетная мать из Можгинского района Татьяна Кадрова. – Расстояние между населёнными пунктами –  десять километров, а общинность как небо от земли отличается. В нашей деревне все друг другу помогали, а здесь люди порознь уже 30 лет назад предпочитали свой быт вести».     

«Сплочённость людей не только в рабочих посёлках и городах исчезает. В деревнях тоже люди стали разрозненными, – добавляет пенсионерка из д. Исаково Балезинского района Галина Коратаева. –  Моё послевоенное детство прошло в д. Шэмпи Глазовского района. Жили бедно, но дружно. В 1968 г. сгорел родительский дом. И мох в лесу нам собирать односельчане помогали, и брёвна дома поднимать. Все мы были одинаково бедными, нужду понимали. А сейчас достаток у людей разный. Потому и общности мало».

Косвенно объединению людей помогают государственные программы.   

«В результате инициативного бюджетирования в городах и районах республики запущен импульс интенсивного развития местных сообществ, создания общих ценностей через совместную деятельность граждан, – заявляет зам. председателя правительства УР Анатолий Строков.

В Ворце по этой программе организовали уличное освещение. А по народной традиции взаимопомощи сохранили древнюю культуру».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах