aif.ru counter
798

Вызов «скорой». Почему надо знать правила экстренной медицинской помощи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. «Аргументы и Факты в Удмуртии» 01/02/2017
От звонка-вызова до прибытия к пациенту, как правило, проходит не более 20 минут.
От звонка-вызова до прибытия к пациенту, как правило, проходит не более 20 минут. © / Сергей Зырянов / АиФ
Упоминание службы скорой медицинской помощи стало едва ли не обязательным в новостных лентах. Депутаты Государственной Думы предложили принять законопроект, разрешающий «газелям» с красными крестами таранить автомобили во дворах мегаполисов, расчищая путь к больным. Корреспондент газеты «АиФ в Удмуртии» попыталась разобраться в нюансах современной работы «скорой» на примере рабочих будней врачей Можгинского района.

Не совсем адекватный житель города Петропавловск-Камчатский преградил машине «скорой помощи» дорогу, отнял у бригады медицинских работников 10 минут, в результате чего молодой пациент, к которому те спешили на помощь, не дождавшись её, умер. А вот местная хроника. В Балезинском районе машина «03» стала участницей ДТП, в Завьяловском — сгорела. Это значит, что современные условия оказания экстренной медицинской помощи стали экстремальными?

«Такими они были всегда, — говорит Михаил Софронов, заведующий отделением скорой медицинской помощи Можгинской ЦРБ. —  Было и такое: больной у ворот встречал  с топором, агрессивная толпа блокировала в автомобиле. К подобным поведенческим отклонениям людей приводит, как правило, злоупотребление спиртным, и на похожие вызовы без сопровождения полицейских мы не выезжаем».  

Скорый или экстренный

Светлана Стовбун, «АиФ-Удмуртия»: Как по телефону можно предугадать, что события на вызове развернутся в режиме ЧС?

Почти 40 лет заведует Михаил Софронов отделением скорой помощи.
Почти 40 лет заведует Михаил Софронов отделением скорой помощи. Фото: АиФ/ Светлана Стовбун

Михаил Софронов: Звонки принимают опытные фельдшеры, проработавшие на линии не один десяток лет. После ответа не вопрос «что случилось» диспетчер уже может предположить и ожидающую на месте ситуацию, и причину внезапного расстройства здоровья. После предварительной оценки ситуации, специалист квалифицирует вызов по одной из двух категорий: скорый или неотложный. Как правило, от получения звонка и до оказания медицинской помощи проходит не более двадцати минут. В прошлом году бригады медицинских работников осуществили 24 649 выезда. Из них на место вызова в 21 896 случаях помощь прибывала в течение двадцати минут. 

Синоним социальной ответственности

— Получается, что в течение прошлого года за помощью к вам обратился каждый третий житель города Можги и Можгинского района. А частые вызовы «скорой медицинской помощи» говорят о распространенности хронических и запущенных заболеваний, при которых возникают внезапные обострения. Выходит, национальный проект «Здоровье», принятый более десяти лет назад для улучшения качественных показателей жизни россиян, ожидаемых результатов не принёс?

Хочешь жить долго при хорошем качестве жизни — проходи диспансеризацию, веди здоровый образ жизни, занимайся спортом.

— Я бы не стал заявлять так категорично. В реформе здравоохранения много положительных идей, и уже есть ощутимые результаты. Другое дело, что сознание населения меняется очень медленно. Ключевое звено реформы — укрепление поликлинической помощи. Советская система здравоохранения была ориентирована на развитие стационарного лечения. И население привыкло восстанавливать здоровье «на койке». Сейчас же койко-места в стационарах планомерно сокращаются. Между тем, люди думают: вызову «скорую» — отвезут в стационар, пролечат за счёт государства. Пациентов понять можно: лекарства на комплексное лечение не каждому по карману. Но «скорая медицинская помощь» не является пропуском к бесплатному лечению в стационаре. Самое большее, что в наших силах — оказать разовое лечение, снять болевой синдром и рекомендовать обратиться в поликлинику. Там и лечением, и профилактикой займется участковый терапевт. 

— К терапевту длиннющая очередь!

— Согласен. В процессе реформы штаты поликлиник полностью укомплектовать специалистами не удалось. И это объясняется не только недостаточно привлекательной заработной платой в медицине. Сейчас карьеру начинает поколение 90-х, а это время вошло в историю как период демографического провала. Молодых специалистов для замещения врачей пенсионного возраста попросту нет. Поэтому врачей не хватает. Но это не повод для поведения «посижу до вечера, если не полегчает, вызову «скорую». Ждать, что о твоём здоровье позаботится кто-то — бессмысленно. Сохранение здоровья стало синонимом социальной ответственности. Хочешь  жить долго при хорошем качестве жизни — проходи диспансеризацию, веди здоровый образ жизни, занимайся спортом.

Отзывчивые есть!

— Кстати, про здоровый образ жизни. Изначально,  при зарождении  службы «скорой медицинской помощи» специализированные кареты  в первую очередь выезжали к пьяным, находившимся в «бесчувствии». Ко всем иным медперсонал доставляли извозчики. Как часто сейчас приходится выезжать к больным с алкогольным отравлением?

— Отравления и травмы (в том числе связанные с употреблением спиртсодержащих напитков) — традиционно занимают первое место в списке внезапных недомоганий. Хотя внезапными такие последствия назвать трудно. Человек настойчиво травит себя, словно пытаясь достичь какого-то дна, а потом также настойчиво требует помощи: у меня нет медицинской страховки, но я же человек, и мне должны помочь! И при этом он ни на минуту не задумывается о личной ответственности за свою жизнь.

— Наше общество стало потребительским, и ко всем сферам люди относятся как к источнику получения определённых услуг. На этом фоне какой остаётся общественная оценка вашего труда? Понимают люди её значимость? Как компенсирует государство ваш труд и достаточно ли условий для профессиональной реализации?

— Социальная среда многолика, и отношение, соответственно, разное. Пациенты в возрасте за 75 лет непоколебимы в своей уверенности, что государство им обязано. Они трудились ради его благосостояния, и теперь рассчитывают на ответную заботу. Но того государства уже нет, а новые социально-экономические условия люди советской формации не разделяют. Чаще обижаются, не понимая, что «скорая медицинская помощь» — не выездное бюро, консультирующее по режиму приёма медикаментов. Бывают, что и дети их этого не понимают. Звонят со службы: вы съездите, хоть проверьте. 

Мы в силах оказать скорую и действенную помощь.

Пациенты трудоспособного возраста, занятые неофициально, ошибаются иначе. Они полагают, что двух-трёх инъекций «скорой», снимающих приступ, достаточно для лечения. Им больничные листы не оплачивают, они продолжают ходить на работу и вызывают «скорую» едва ли не каждый день. Самое большее, что сделают для себя — спросят «что со мной» и «как с этим бороться»? Фельдшер «скорой помощи» диагноз не определяет. Для этого необходимо пройти обследование и получить консультацию участкового терапевта. Иными словами, заблуждений по функциям «скорой медицинской помощи» немало. И опасны они не столько отношением к нашей работе, сколько к своему здоровью. 

Досье АиФ
Михаил Софронов родился в 1951 году в Мордовии. В 1975 году окончил Ижевский мединститут. Работал психиатром, врачом скорой медицинской помощи. С 1980 года заведует отделением скорой медицинской помощи Можгинской ЦРБ. Награждён почётными грамотами, в том числе — Минздравсоцразвития РФ.

К счастью, большая часть общества понимает значимость нашего труда. Если приходится госпитализировать на носилках, а в Можге многоквартирные дома не оснащены лифтами, соседи приходят на помощь. Отзывчивость в людях ещё есть.  

В рамках национального проекта «Здоровье» наша служба получила машины, оснащённые современным оборудованием. Круглосуточно на линии работают 5 бригад. Нет недостатка в медикаментах — условия для удовлетворения от труда созданы: мы в силах оказать пациентам скорую и действенную помощь. Правда, немалые помехи в работе создают плохие дороги. Ответ на вопрос о заработной плате может дать отраслевая поговорка: неплохо живём, когда на работе живём. Но перерабатывать приходится не ради заработка, а из-за нехватки кадров.

Вызывайте правильно

— От сельских жителей доводилось слышать жалобы о том, что в деревни «скорая медицинская помощь» не выезжает. Что в лучшем случае приходит фельдшер из местного медпункта…

— Сельские фельдшеры не уступают нашим сотрудникам ни в квалификации, ни в оснащении медикаментами. Гипертонический криз, высокая температура — с этим участковый фельдшер справится самостоятельно. Если «в бане угорел», «с трактора упал, лежит, не шевелится», то выедем непременно. 

Отвечать на вопрос диспетчера нужно именно так: чётко, коротко, без паники и диагноза, выставленного доктором по имени Интернет. А то забьют в поисковике симптомы и звонят: приезжайте срочно, у меня отёк легких. На деле оказывается обыкновенное ОРЗ. Отвечая на вопросы коротко, пациент сокращает время приезда «скорой». И этим помогает себе. Частенько на том конце провода вступают в перепалку: почему меня расспрашиваете, приезжайте скорее! Диспетчер лишних вопросов не задает, поэтому не нужно мешать его работе. Ответили на первые два вопроса «что случилось?» и «что принимали?» — называете фамилию. На этапе адреса слова желательно не экономить, если есть особенности в нумерации помещения или подъездов к нему. За то время, пока бригада находится в пути, нужно приготовить паспорт, медицинский полис, если есть — амбулаторную карту, место для работы фельдшера (стол), посадить на цепь собаку, отпереть засовы.

Всё это сократит время пребывания медицинских работников на вашем вызове (оно, кстати, не лимитировано стандартами). А главное — поможет сосредоточиться и не звонить по нескольку раз: выехали — не выехали? Если диспетчер сказала, что бригада выезжает, значит, она будет у вас с минуты на минуту.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах