aif.ru counter
162

Учитель для виртуозов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. «Аргументы и Факты в Удмуртии» 31/05/2017
Ученики мастера - Андрей Шашкин и Анастасия Иванова – стипендиаты всероссийского фонда «Новые имена».
Ученики мастера - Андрей Шашкин и Анастасия Иванова – стипендиаты всероссийского фонда «Новые имена». © / Анна Вардугина / АиФ

В этом году трое молодых  пианистов из Ижевска стали стипендиатами всероссийского фонда «Новые имена», который возглавляет Денис Мацуев. Как оказалось, двое из трёх юных виртуозов (12-летний Андрей Шашкин и 14-летняя Анастасия Иванова) — ученики одного мастера, педагога ижевской ДШИ №9 Светланы Морозовой. Она рассказала «АиФ в Удмуртии», что значит подготовить музыканта-«чемпиона» в провинции.

Для учеников Светланы Морозовой победа в конкурсе на стипендии фонда «Новые имена», в первом этапе которого участвовали более 60 юных пианистов со всего Поволжья, далеко не первая. Анастасия Иванова в 2013 году стала первой пианисткой из Удмуртии, принявшей участие в телевизионном конкурсе «Щелкунчик», а затем оказалась самой юной в своей возрастной группе участницей и серебряной медалисткой Дельфийских игр.  При этом педагог настаивает на том, что учит своих воспитанников не выигрывать конкурсы, а любить музыку и жить полной жизнью.

Человек — больше, чем музыкант

Анна Вардугина, «АиФ в Удмуртии»: Светлана Ивановна, как быстро вы понимаете, что перед вами ребенок с потенциалом серьёзного музыканта? Это очевидно уже при знакомстве, или должно пройти время, чтобы дар проявился?

Светлана Морозова: Иногда это видно уже через месяц после начала занятий с пятилетним малышом, а бывает, что нужен год. Что такое ребёнок с потенциалом? Это значит, он должен быть очень эмоционален, заинтересован в музыке, а его родители должны быть заинтересованы в музыкальном развитии ребенка. Вообще, когда складывает треугольник «ребенок-педогог-родители», все удаётся. Если рушится хотя бы один из этих углов, шансов на музыкальное развитие детей почти не остается.

— А вы, начиная заниматься с ребенком, какую задачу считаете первоочередной — подготовить музыканта, который может начать профессиональную карьеру, или дать ему общее эстетическое образование, привить то самое «чувство прекрасного»?

— В первую очередь — помочь ему развиться в гармоничную личность. Только через несколько лет занятий, убедившись, что и ребёнок, и родители всерьёз думают о музыкальной карьере, я направляю усилия на профессиональное совершенствование. Но в любом случае, стать хорошим и счастливым человеком, любящим музыку, по-моему, важнее, чем успешным музыкантом.

Об отказе от карьеры никогда не жалела.

— Ваши воспитанники участвуют в конкурсах всех уровней — от городских до международных, ездят в Пермь, Казань, Москву, Париж, Амстердам. Часто возвращаются с наградами, но все же — не всегда. А что значит для ребёнка проиграть конкурс?

— По-разному бывает, иногда дети переживают неудачи очень болезненно. И тогда необходимо очень бережно подвести его и его родителей к решению попробовать еще раз. Это действительно большая задача — настроить его так, чтобы даже проиграв, он не потерял удовольствие от занятий музыкой, чтобы продолжал любить её, мог испытывать наслаждение от игры без оговорок «кажется, это не для меня».

Сложный выбор

— Для нынешних стипендиатов «Новых имен», Насти и Андрея, вы видите возможность серьезной исполнительской карьеры?

— У них может получиться. Но в прогнозах я была бы осторожна: пока они живут в Ижевске, здесь все свои, всё привычно и психологически комфортно. Главные сложности начинаются, когда юные музыканты из небольших городов переезжают в мегаполисы, оказываются в руках новых педагогов и в ситуации очень жесткой конкуренции. Здесь они — звёздочки, зачастую — нежные домашние дети, окруженные родными, друзьями детства и знающими их порой с дошкольного возраста педагогами, а там они оказываются лишенными привычных связей, зато помещенными в среду целеустремленных, готовых пробивать себе дорогу лбами ребят.

— То есть юным музыкантам из провинции априори сложнее попасть на большую сцену? У родившихся в Москве или Петербурге сразу дополнительные козыри в руках?

Досье АиФ
Светлана Ивановна Морозова — Заслуженный работник культуры Удмуртской Республики выросла в Ижевске, окончила Казанскую консерваторию по классу фортепиано. Большую часть своей педагогической карьеры посвятила ижевской детской школе искусств № 9, где за годы работы подготовила более ста выпускников. Заведует отделением специального фортепиано.
— Конечно, родившимся в большом городе стартовать легче. Единственная возможность сгладить эту разницу для детей из городов, где нет собственной консерватории и всей инфраструктуры большой классической музыки — уехать как можно раньше. Чем быстрее произойдет адаптация к большому городу и системе образования, ориентированной на выращивание профессионалов, тем больше шансов, что этот ребенок из провинции потом пойдет на равных со столичными ребятами. Это может быть ЦМШ (Центральная музыкальная школа при Московской консерватории — прим.авт.) или другое учебное учреждение, куда можно поступить в совсем юном возрасте. Конечно, это связано с огромными материальными затратами. Семье, которая решится отправить малыша из Ижевска, например, в ЦМШ, придётся многим пожертвовать. Кто-то из родителей (а может быть, и оба) должны будут поехать с ним, потому что выпустить такую кроху одного в большую жизнь невозможно (интернат там есть, но семья, повторю, так же важна для воспитания музыканта, как педагог). Это значит, родители должны будут перестроить собственные карьеры, решить вопрос с жильем, а если в семье есть другие дети, то взять на себя ответственность изменить и их жизни.

— Картина, которая возникает из нашей беседы, оказывается написана совсем не пастельными красками — сколько драмы, необходимости жертвы, труда и пота открывается за каждой историей, у которой мы видим только ту часть, когда нарядный красивый ребенок садится за инструмент и непринужденно играет для полного зала виртуозную музыку.

— И в первую очередь, это усилия самого ребёнка. Ему нужно пахать и пахать. Заниматься часами самому, уже после уроков с педагогом. Подготовка к каждому конкурсу — это месяцы концентрации на подготовке программы, бесконечные репетиции. Такие трудяги, как в музыке, бывают еще, наверное, только в спорте. Я с огромным уважением смотрю на каждого ребенка, который дисциплинирует себя и работает столько, сколько не каждый взрослый решится.

И самое замечательное, они не зациклены на музыке — успевают интересоваться и заниматься множеством других дел. Андрей, например, увлечен информатикой и робототехникой. А Настя занимается спортивным ориентированием и лыжами.

Сопричастность к чуду

— А вы мечтали о карьере концертирующей пианистки?

— Нет, я всегда хотела преподавать. Может быть, в самом начале учебы в Казанской консерватории я и думала о возможности карьеры, но очень быстро пришла к выводу, что нужно обладать невероятными амбициями и не хотеть ничего другого, как играть на сцене, чтобы идти по этой дороге.  

Я всегда знала, что для меня важнее музыка как явление, как присутствие безусловной красоты в моей жизни, чем возможность выходить на сцену, поэтому об отказе карьеры я никогда не жалела. А работа с детьми, наоборот, всегда привлекала — это такое чудо, быть сопричастным к раскрытию в ребенке его способностей, к его узнаванию и пониманию музыки.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах