aif.ru counter
285

Жительница блокадного Ленинграда: «У бабушки отнялись ноги, мы с сестрой походили на тени, но мы выжили».

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. Аргументы и факты в Удмуртии 30/01/2013

70 лет назад, в январе 1943 г., было прорвано блокадное кольцо вокруг Ленинграда. Через год, 27 января 1944 г., блокада была снята. Она длилась почти 900 дней. 

Валентине Гуниной в прошлом году исполнилось 80 лет. А в 1941 г. она вместе со своей семьёй жила в городе на Неве. Спустя неделю после начала войны ей исполнилось 9 лет. 

Почти в первые же дни войны её мама, медицинский работник, ушла на фронт. Отец, лётчик-испытатель, погиб ещё в 1936 г. Валентина осталась в Ленинграде с младшей сестрой и бабушкой. Они втроём пережили блокаду. И выжили. Даже бабушка, которой к тому времени было 72 года.

- Кстати, ещё в начале блокады бабушка работала в кассе взаимопомощи, - вспоминает Валентина Георгиевна. - Работала до тех пор, пока кассу не закрыли. Она была принципиальным человеком с железным характером. Может быть, поэтому и выжила.

Первая бомбёжка

Аргументы и факты: - Вы помните начало блокады?

Валентина Гунина: - Всё началось с первой бомбежки. У нас уже шли занятия в школе. Но в тот день я почему-то была дома, причём одна. Вдруг по радио прекратились все передачи и объявили о воздушной тревоге. Тогда я впервые спустилась в бомбоубежище, а если точнее - в подвал, который был совсем не подготовлен для пребывания людей. Вода, крысы выскакивают из-под ног, сидеть негде. Вокруг люди в панике, многие плачут. Мы не представляли, что такое бомбёжка, было очень страшно. Так просидели 1,5 часа. А потом пришёл наш дворник. Он у нас был замечательный, дореволюционный. Всегда ходил в белом фартуке и с бляхой. Усы носил выдающиеся. Он-то разрешил нам идти по домам. Ещё помню, что продукты в городе исчезли моментально. Уже на следующий день в многочисленных гастрономах Ленинграда остались пустые полки. Мы никогда не делали запасов, холодильников не было, поэтому голод почувствовали очень быстро.

АиФ: - Почему вас не эвакуировали?

В.Г.: - Так получилось. Родной город нас не отпустил.

АиФ: - Вы с сестрой играли в свои детские игры?

В.Г.: - Нет. Мне кажется, что я даже не улыбнулась ни разу за всё время блокады. Мы сразу стали на несколько лет старше. Радовались только сводкам Совинформбюро о победах наших войск.

А сначала у нас, детей, была ещё одна обязанность. Педагоги, которые жили в нашем доме, и управдом, я её прекрасно помню, Наталья Александровна Бурдаева, объединили нас в группы. Мы дежурили на крышах, тушили зажигательные бомбы в бочках с песком. Нам выдавали огромные резиновые перчатки, чтобы спасти руки от ожогов. А потом немцы перестали поджигать дома, начали бомбить фугасными снарядами, и нам запретили подниматься на крышу. Но мы всё равно туда ходили, наблюдали за ночными воздушными боями. Мы жили надеждой, что победа будет за нами.

Днём боролись за хлеб, воду, свет и тепло. Очень важно было найти магазин, в котором выдавали чёрствый хлеб. Его было легче делить на маленькие кусочки. Иногда от мамы приходили посылки. С фронта она помогала нам американской тушёнкой, галетами и какао.

Люди вокруг умирали каждый день. И в нашем доме тоже. Мы жили в старом купеческом 6-этажном доме 1911 года постройки. Рядом с нашей квартирой на 3 этаже был лифт. Я своими глазами видела, как взрослые открывали лифт и сбрасывали покойников в шахту, потому что не было сил спускать их на себе. Умерших зимой хоронили уже по весне. Устраивали субботники, на которые выходили все, кто мог двигаться. Жить стало легче уже в начале 1943 г., когда прорвали блокадное кольцо. У меня даже знак есть - «1943 год - прорыв блокады». В сентябре я снова пошла в школу. Правда, учеников там было мало. Из моего прежнего класса осталось двое или трое. Большинство эвакуировались.

Особое отношение

АиФ: - Ваша семья выжила?

В.Г.: - Да. У бабушки отнялись ноги, мы с сестрой походили на тени, но мы выжили. Бабушка потом восстановилась и прожила до 86 лет. После снятия блокады к нам вернулась мама. На фронте она служила в эвакогоспитале. По фронтам подбирали тяжелораненых. Была на Волховском фронте, Ленинградском, Западном. Я помню, как в День Победы она вышла на балкон и запела «Цыганского барона». Это было первое, что пришло ей в голову, потому что перед войной она часто бывала в оперетте.

АиФ: - А как вы оказались в Ижевске?

В.Г.: - Я окончила юридический факультет Ленинградского университета. После вышла замуж и уехала в Москву. С мужем, сотрудником МВД, мы жили в Львове, Мурманске, Воркуте. В 1960 г. приехали в Удмуртию. 15 лет муж руководил Сарапульской колонией, я работала юристом на радиозаводе. Потом переехали в Ижевск. Здесь я поступила на «Ижмаш»: сначала юристом, потом председателем Совета ветеранов.

АиФ: - В Петербурге теперь часто бываете?

В.Г.: - Бываю. Там по-прежнему живёт моя сестра. До 1999 г. была жива и мама. Ездила в Петербург и на юбилейные мероприятия, посвящённые блокаде.

АиФ: - Когда государство стало относиться к блокадникам Ленинграда по-особому?

В.Г.: - С 1990 г. Тогда объявили о том, что всем нам нужно получить знак «Блокадник Ленинграда» и удостоверение к нему. Я ездила в Ленинград, и в Петроградском райисполкоме мне вручили этот документ. Таким образом нас посчитали. Потом мы получили льготы. Был учреждён и около 10 лет действовал бесплатный проезд на поезде раз в 2 года. Была скидка на коммунальные услуги. Сейчас нет ни того, ни другого. Сейчас мы получаем 500 руб. ежемесячно к пенсии. Со слов сестры знаю, что в Петербурге семье умершего блокадника выдают 1 тыс. руб. на погребение. Я не жалуюсь. Мне хватает пенсии. С пенсией по инвалидности и надбавкой за возраст она вполне приличная. 

АиФ: - Вы сложили с себя полномочия председателя ветеранской организации не так дано. Прошло, наверное, чуть больше года. Чем занимаетесь в свободное время?

В.Г.: - В основном, внуком. Кроме того, часто выступаю в школах перед учениками, рассказываю о блокаде. Нужно сказать, слушают очень внимательно, задают много вопросов. Это поколение детей, к счастью или к сожалению, уже воспринимает рассказы о войне как страшные сказки или легенды. Наверное, так и должно быть.

Наталья Шибанова, фото из архива

Досье

Валентина Гунина родилась 29 июня 1932 г. в Ленинграде. Пережила блокаду Ленинграда. Окончила Ленинградский государственный университет. Работала юристом на Сарапульском радиозаводе, «Ижмаше». В последние годы возглавляла Совет ветеранов «Ижмаша».

Только факты

Сейчас в Удмуртии проживает 86 жителей блокадного Ленинграда.

В соответствии с действующим законодательством людям, имеющим знак «Жителю блокадного Ленинграда», государством гарантированы следующие меры поддержки:

- льготы по пенсионному обеспечению,

- обеспечение за счёт средств федерального бюджета жильём лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий,

- преимущество при вступлении в жилищные, жилищно-строительные, гаражные кооперативы, садоводческие, огороднические и дачные некоммерческие объединения,

- сохранение обслуживания в поликлиниках и других медицинских учреждениях, к которым они были прикреплены до выхода на пенсию, внеочередное оказание медпомощи по программам государственных гарантий,

- обеспечение протезами (кроме зубных протезов) и протезно-ортопедическими изделиями,

- при наличии медицинских показаний преимущественное обеспечение путевками в санаторно-курортные организации,

- преимущественное пользование всеми видами услуг учреждений связи, культурно-просветительных и спортивно-оздоровительных учреждений, внеочередное приобретение билетов на все виды транспорта, обслуживание на предприятиях розничной торговли и бытового обслуживания,

- внеочередной приём в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, центры социального обслуживания, на обслуживание отделениями социальной помощи на дому.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах