aif.ru counter
186

В поисках открытий. Что таится в глубине пещер?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. «Аргументы и факты в Удмуртии» 16/03/2016

Так считает Игорь Шестаков, опытный турист и инженер-технолог Ижевского механического завода.

Надежда Филинова, «АиФ-Удмуртия»: И как вы как стали «спеликом»?

Игорь Шестаков: Я сам из Воткинска. По распределению попал в НИТИ «Прогресс» в Ижевске, жил в общежитии. Заходит как-то в нашу комнату парень, говорит: «Еду в Пермскую область, в пещеру Кизеловская». А моя мама как раз родом из тех мест, закончила Кизеловскую школу - дай, думаю, посмотрю, что за место такое, и вступил в клуб «Иж-спелео». Это был 1985 год. «Сделал» я Кизеловку, а там пошло-поехало... В течение года я прошёл большинство пещер Среднего Урала. Затем был Кавказ и Средняя Азия, потом период Сумган-Кутука (Башкирия). Но начались 90-е, и клуб начал разваливаться. Кто-то ушёл в бизнес, кто-то в МЧС. Я прибился к водникам, увлёкся водным туризмом. Могу похвастаться байдарочной «тройкой» на заполярной реке Кара - это максимум для байдарочного похода. И «четвёркой» на катамаране по рекам Чина - Калар - Витим. Последний мой спелеопоход был в январе 2014 году на Урал, в пещеры Тёмная и Геологов-2. А самый последний поход был водный, прошлой весной по Верхней Вятке, почти от истока.

Сейчас у нас клуба нет, и городского турклуба нет - все варятся в собственном соку, друг о друге мало знают. В Удмуртии сегодня даже не проводятся туристические школы. Вот в чём беда! Если человек захочет отправится в поход, он будет вынужден методом тыка постигать азы, а это не самый хороший вариант.

Рискованная красота

- Как там, внутри пещеры? Красиво?

- Во-первых, там темно. А темнота, как известно, угнетающе действует на психику человека. Поэтому в пещере самое важное - свет. Во-вторых, если пещера исхоженная, то красот там осталось совсем немного. Белоснежный пол, естественно, затаптывается, никуда от этого не денешься. Но иногда люди из прихоти обламывают сталагмиты и сталактиты. Но как же их - тонких, хрупких - нести, как с ними препятствия преодолевать? Их засовывают в карман и выносят на поверхность крошку и обломки. В пещере Российская были очень интересные сталагмиты - пагоды. Какие-то чудаки захотели их вынести. Они их своротили, поняли, что они тяжёлые, и бросили. Так пагоды сломанные и стоят. Спрашивается, зачем их было трогать? И такого глупого поведения много. Иногда ломаешь случайно: в узком проходе голову повернул, и что-то загремело. Такова плата за посещение пещер.

- Люди ломают пещеры, а пещеры - людей. У вас были ситуации на грани жизни и смерти?

- Были. Сорвался на Кавказе в пещере Назаровская с высоты 15 метров. Два года восстанавливался, но потом всё равно вернулся в туризм. Кстати, в Ижевске живет Юра Пономарёв, который, как мне кажется, достоин занесения в книгу рекордов Гиннеса. Он зимой выходил из пещеры Снежная, сошла лавина, сорвала его с верёвки. На лавине он ушёл где-то метров на 200 глубины и при этом отделался только ушибами. Об этой истории мало кто знает, но это реальный случай, который произошёл в начале 80-х годов. Раньше особо об аварийных ситуациях не распространялись: к руководителю группы могли применить штрафные санкции, лишить его права на руководство, какие-то походы не зачесть. Я же ещё один раз заблудился, правда, это было в водном походе. Семь дней провёл в уральской тайге без еды и снаряжения. Выбрался сам.

- Знаю, люди в пещерах месяцами живут. У вас какой был самый длинный поход?

- Обычно серьёзный поход длится около месяца, как отпуск. Внутри пещеры я был самое большее три дня. Моя биография богата ПВД.

- Это какой-то десант?

- Это походы выходного дня. Когда я занялся спелео, за выходные можно было провести полноценный, с элементами второй категории, поход на Среднем Урале - туда очень удобно ходили поезда. Такой поход стоил всего 25 рублей (для сравнения, на Кавказ - 150 рублей). В пятницу вечером мы садились на поезд Ижевск-Яр, делали в Балезино пересадку на поезд Москва-Соликамск, приезжали в Губаху или Кизел. На ночь шли в пещеру, днём в воскресенье садились на поезд Соликамск-Казань, рано утром в понедельник приезжали в Ижевск и успевали на работу.

Кто хозяин процесса?

- Кстати, о работе заводским технологом. Что она из себя представляет?

- Я бы назвал её творческой. В руках технолога сосредоточен ряд приёмов, которые он компонует, чтобы создать техпроцесс детали. Что должен уметь грамотный технолог, особенно в механической обработке? Во-первых, должен представлять, как работает рабочий на станке, а лучше уметь работать на станке самому. К сожалению, этому не учат. Во-вторых, надо быть в курсе новинок (станков и инструмента). Хотя, к сожалению, механическая обработка очень консервативна. Как англичанин Генри Модсли изобрёл токарно-винторезный станок более 200 лет назад, так практически ничего и не изменилось с тех пор. В-третьих, знать психологию рабочего, чтобы понять, для чего он просит добавить слесарную операцию в техпроцесс, где она совсем не нужна. А просит он для увеличения трудоёмкости и, соответственно, своего заработка.

- А вы заинтересованы в том, чтобы её снизить? Совсем рабочий класс не уважаете?

- Не всё зависит от меня. Существуют определённые условия контракта на поставку изделий заводом, хотя там иногда трудоёмкость и цену определяют по формуле 2п4с: пол - потолок - четыре стены. Надо сказать, что наши техпроцессы загоняют рабочего в жёсткие рамки. К примеру, я пишу технологию на токарную операцию. Токарь каждый день стоит у станка, он опытнее меня. И вот, видит токарь в моём техпроцессе три перехода (переход - это элемент станочной операции) и делает их за два. Я против этого ни грамма не возражаю, если размер детали получается годным, пусть хоть волшебную палочку достаёт и машет ею. Но на операциях периодически проводится проверка технологической дисциплины, и проверяющий обязательно сделает замечание технологу, и он будет вынужден выписать извещение, согласно которому из техпроцесса выбрасывается один переход. В этом случае трудоёмкость и заработок токаря уменьшаются. На западе, я слышал, существует такое понятие, как «хозяин процесса». То есть там рабочий, в отличие от нашего, при изготовлении детали свободен самостоятельно выбирать инструмент и менять при необходимости технологию. Поэтому наш рабочий, если он умный и грамотный, приспосабливается и тихо делает по-своему.

Контроль и бедность

- Приходится быть умным незаметно, как в сказке про Ивана-дурака… Спустя 30 лет всё ещё получаете удовольствие от профессии?

- Уже нет. Из-за бестолковщины в организации работы. Одна из бед механического завода - отсутствие нормативов на разработку технологической документации.

 - И каковы условия, в которых хочется работать?

- Во-первых, надо прекратить обшаривать на проходных. Считаю, это великой глупостью. Мне есть с чем сравнивать: я на других заводах и в научном институте работал и бывал в командировках на других предприятиях. Почему-то меня там никто так, как здесь, не обшаривал, даже в советские времена. Зачем я каждый раз должен показывать, что у меня есть ключи, телефон и кошелёк? Во-вторых, нужна новейшая компьютерная техника для работы. Моему рабочему компьютеру уже 8 лет. Мой принтер выводит только формат А4, чтобы вывести А3, надо бежать на другой этаж, где стоит принтер, к которому все технологи подключены. Хотелось бы более современную компьютерную систему разработки техпроцессов с хорошей базой данных. Необходимо освободить технологов от задач, которые им несвойственны (от оформления технико-нормировочных карт, от экологической экспертизы и т.п.). Надо снизить нагрузку с технологов, и для этого принять новых специалистов, а то руководство всё ищет соломинку, которая верблюду хребет сломает. Она уже есть: вот наши два стола, видите, их ножки сцеплены друг с другом проволокой - если её развязать, столы упадут. Неужели я не заработал на хорошее рабочее место? Самое смешное, что это никому не интересно - как будто, так и надо. Почему-то наше руководство себе ремонт делает, мебель меняет, а в цехах и отделах и так сойдёт. Наверное, думают: «В России живут, не к такому привыкли».

- Игорь, Авенирович, вы - турист и понимаете категории сложности похода. Если сопоставить работу на ИМЗ с турпоходом, то какую категорию сложности можно ей присвоить?

- Высшую - «шестёрку».

Досье
Игорь Шестаков как инженер-технолог имеет 30-летний стаж, его туристический стаж ещё более солиден, чем трудовой. Занимался велосипедным, пешим, водным, спелео (пещерный) туризмом. Славится как хороший рассказчик и классный специалист.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах