Примерное время чтения: 3 минуты
409

Разрыв селезёнки. Мать рассказала, как её сына-школьника избил полицейский

В конце марта в суд было передано громкое дело об избиении полицейским подростка в Удмуртии. Юноша в состоянии опьянения был за рулём «семерки» и проигнорировал требования правоохранителей остановить машину. Расплатой стали тяжелые травмы – правоохранитель набросился на юношу с кулаками.

О том, как шло расследование, а также о проблеме алкоголизма в республике – в материале «АиФ-Удмуртия».

Был пьян

Недавно министр внутренних дел УР Максим Тихонов завил о снижении преступности в регионе. В сравнении с 2020 г. спад произошёл на 5,5 %.  Жители республики замечают, что жить стало спокойнее и безопаснее.

Однако пьянства и преступлений, совершённых на этой почве, не становится меньше. Наиболее предсказуемое преступление пьяного – ДТП. В прошлом году в Удмуртии в управлении автомобилем в состоянии опьянения уличили 6424 водителей (на 6,6 % больше, чем в предыдущем году). Это единственный вид правонарушений, который вырос на фоне общего снижения преступности. 

Будучи нетрезвыми, за руль садятся не только  мужчины. Смело вертят ключом зажигания пьяные беременные женщины и даже дети. В январе этого года в с. Бабино Завьяловского района без водительских прав сотрудники ДПС задержали нетрезвого водителя-подростка.

«Мой сын в машине был не один, - рассказывает многодетная мать Галина Симонова. – Подростки в компании выпили, без спроса угнали «семёрку» старшего сына и поехали кататься по деревне. Машину вёл мой Андрей. Требование сотрудника остановиться его напугало - поехал дальше. Возле магазина (ул. Центральная, 18) бензин закончился, мотор заглох. Мальчишки из машины выскочили и разбежались в разные стороны. Андрей понадеялся спрятаться за магазином, но упал. Сотрудники ДПС его подняли за шиворот, дважды ударили. И били ещё по пути к служебному авто. Это он уже после операции рассказал – сначала боялся. Первым побои заподозрил отец. Он его из полиции забирал, увидел ссадину на лице и прямо спросил полицейских: «Били?» Синяки были на груди, сын прихрамывал. Всё это через какое-то время прошло, но у него пропал аппетит, он осунулся и похудел. Мы обратились за помощью к врачам. Ему сделали две операции. 18 февраля по поводу гематомы и нагноения, 21 – на селезёнке, которая оказалась разорванной. Мы написали заявление в полицию. Следствие началось со странностей. Сначала меня почему-то стали про козу расспрашивать, которую мы на мясо откармливали: куда делась, кто зарезал? Потом следователя заинтересовал отец: мог ли он Андрея избить по дороге из полиции домой. А он никогда на детей руку не поднимал. Дальше выяснились странности с видеорегистратором на машине полицейских. Запись о том, как они его догоняют, на нём есть, а как к машине ведут – нет. Хотя во время следственного эксперимента стало понятно, что они все должны были попасть в объектив». 

Какой фактор главнее?

Андрей учится в восьмом классе коррекционной школы, имеет проблемы с дикцией. Ростом от сверстников не отличается. Почему этот щуплый подросток угодил на операционный стол? На этот вопрос ответит следствие. Но хочется верить, что правоохранительная система в поисках ответа не включит свои ресурсы и борьба за правопорядок не станет тождественностью его нарушения. Если полиция республики работает с положительной динамикой, стоит ли ей самой  портить  свои достижения? 

«Алкоголь традиционно является сопутствующим фактором преступности, - говорит Максим Тихонов. – В прошлом году в состоянии алкогольного опьянения в регионе совершили 5570 правонарушений. Это 39 % в общей структуре преступности. Но главным негативным фактором нарушения законности становится незанятость граждан. Так, в прошедшем году 7258 преступников (64,4 % от общего числа изобличённых) не имели постоянных доходов. Более 60,4 % преступлений были посягательствами на чужую собственность».

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах