aif.ru counter
1273

Поэтесса и врач Ашальчи Оки - Лина Векшина считала себя истинной националисткой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Аргументы и факты в Удмуртии 03/04/2013

Стихи Лина Векшина начала сочинять совсем не для того, чтобы их печатали. Она их и на бумагу не записывала, просто напевала рифмованные строчки. Однажды случайно увидела чьё-то стихотворение на удмуртском языке в газете и решила туда же отправить свои произведения.

Эта публикация и открыла для Лины двери рабфака Казанского  университета. Её должны были зачислить на филологический факультет, но студентка перевелась на медицинский.

- Удмуртскому народу больше нужны врачи, а не поэты, - объяснила она своё решение в деканате.

Правда, стихов писать не перестала и к 1925 г. накопила их на целый сборник «У дороги», а спустя 3 года - на второй «О  чём поёт вотячка».

Истинная националистка

Первым местом работы врача-окулиста Векшиной стала больница в с. Юкаменское. Работы - непочатый край. Вокруг свирепствовала трахома. Удмурты слепли, но лечиться боялись. Лина Григорьевна в помощь основной работе решила написать научно-популярную книжку на удмуртском языке, где бы объяснялась важность лечения. Брошюра была издана в 1930 г. тиражом в 6 тыс. экземпляров. По всей вероятности, это была не единственная литературная работа Векшиной в период между сборниками стихов и арестом в 1933 г. В конце 1950-х она вспоминала, что после возвращения из сизо закопала всё, что было связано с литературой. В уничтоженных бумагах вполне могли быть неизданные рукописи.

Арестовали Лину Григорьевну по надуманному обвинению в национализме. На допросе она смело сказала следователю: «Я истинная националистка. Получила специальность врача-окулиста с тем, чтобы вылечить мой удмуртский народ от глазных болезней». В заключении она находилась 3 месяца. Но НКВД из своего внимания её не отпускал вплоть до начала Великой Отечественной войны. Медицинская сестра глазного кабинета рассказывала, как была завербована в ГПУ для регулярных донесений на окулиста Векшину.

Трофейный подарок

24 июня 1941 г. Лине Григорьевне пришла повестка в военкомат.  Новость родным она сообщила, не скрывая радости. Те удивились: «Почему смеёшься? Люди плачут!» - «Радуюсь, что доверили».

Доверено ей было оперировать в госпитале на передовой линии фронта. Во второй половине войны она начала делать хирургические операции по собственной методике, но начальник запретил «самодеятельность». Она не послушалась. Тогда он написал рапорт.  Нагрянула комиссия. Для подтверждения своей правоты Лина Григорьевна сделала операцию в присутствии «высокого начальства». Наказания не последовало. Поощрения - тоже.

Все 4 года войны Лина Григорьевна служила хирургом. Её знания по офтальмологии на фронте пригодились лишь однажды. Советский лётчик, спускаясь на парашюте, повредил глаз. Окулистов поблизости не оказалось. Тогда вспомнили о докторе Векшиной и пригласили к больному. Она сделала операцию, и глаз лётчика был спасён. Об этом узнал армейский офтальмолог, генерал. Он вызвал её к себе, похвалил за мастерство и подарил трофейный набор оптических стёкол для подбора очков. Этим набором после войны она долгое время пользовалась в Алнашской больнице.

Спасённые жизни

В 1944 г. Лину Векшину, капитана медицинской службы, представили к ордену Красной Звезды. В наградном листе было написано: «Работая на самых тяжёлых и ответственных участках, проявила себя как врач-организатор, прекрасный и вдумчивый лечебник, как гражданин нашей великой Родины. Неутомимостью, самопожертвованием и упорством в лечении спасла жизни многим сотням раненых, в том числе - раненым с газовой инфекцией. Неоднократно давала свою кровь для спасения жизни раненых, имеет много благодарственных писем от них». Одно письмо пришло в народный комиссариат здравоохранения нашей республики. Его автор написал: «Если бы мне довелось приехать в Удмуртию, я бы в первую очередь поклонился той земле, которая взрастила врача Векшину». 

Врачевала Лина Григорьевна действительно самозабвенно. В условиях сельских медпунктов делала операции по удалению катаракты и пересаживала радужную оболочку. В деревни выезжала на гужевом транспорте, зимой закутываясь в тулуп, в отдалённых деревнях жила неделями: возвращаться домой не было времени. Ещё в 1950 г. больных трахомой в Алнашском районе было более 6 тыс. - вылечить нужно было всех! 

Сломанные крылья

Со дня смерти Лины Григорьевны прошло почти 40 лет. Алнашцы по сей день помнят внимательного и требовательного врача Векшину, с которой до середины 1960-х они не ассоциировали имя Ашальчи Оки. Люди просто не знали, что это один человек. Лина Григорьевна и сама позабыла про свои стихи, считая их баловством молодости, но при этом признавала, что ей навсегда обломали крылья. Как-то, услышав по радио новую песню, она удивилась - слова были знакомыми. Так не сразу и поняла, что это её стихи. В конце жизни её уговаривали вернуться к литературному творчеству. Она написала несколько рассказов, но сама же и посчитала их несовершенными. Поэтическая лира, пробивавшаяся к свету по ночам (стихи к ней приходили и после 1933 г. - творческую «заразу» в застенках НКВД не вывели) умолкла. На обломанных крыльях Ашальчи Оки взлететь повторно не смогла, но те оставшиеся 37 лирических стихов навсегда сохранили душевную чистоту удмуртской женщины, жившей на рубеже минувших столетий. 

Справка АиФ

Лина Векшина родилась в 1898 г. в д. Ускы (Кузебаево) Граховского района. В 16 лет стала учителем начальных классов. В конце 1920-х гг. начала работать врачом.  Награждена орденом «Знак Почёта», в 1957 г. получила звание «Заслуженный врач УАССР».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах