aif.ru counter
21.03.2017 16:56
Светлана Стовбун
246

Один в поле не воин. Почему фермеры объединяются в кооперативы?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. «Аргументы и Факты в Удмуртии» 15/03/2017
Сейчас в хозяйстве Сергея Константинова содержатся 80 дойных коров.
Сейчас в хозяйстве Сергея Константинова содержатся 80 дойных коров. © / Светлана Стовбун / АиФ

Общественный прогресс, если вспомнить азы школьной программы, происходит по спирали: через противоречия, отрицание прежнего отрицания, повторение предыдущих этапов, но уже на более высокой ступени развития.

Этому правилу диалектики, очевидно, подчиняется и процесс образования сельскохозяйственных проиводственно-потребительских кооперативов, в которые объединяются фермеры, не более, как десятилетие назад уверенные в том, что на земле лучше хозяйствовать в одиночку.

Мотивация свободы

«В основе фермерского движения, бесспорно, лежал протест против коллективного: нежелание    подчиняться  руководителю, делиться доходами с тем, у кого коэффициент трудового участия в общем деле  невысок, сомнение в профессионализме окружающих, — говорит Сергей Константинов, глава КФХ из Алнашского района. — Была и уверенность в своих  силах, и, наверное, любовь к крестьянскому труду».

Светлана Стовбун, «АиФ в Удмуртии»: Что может мелкий фермер купить на свои доходы?

Сергей Константинов: Из техники — в лучшем случае МТЗ, из скота — недорогих и потому   малопродуктивных коров,  потому что племенное и дорогое поголовье и содержать-то нужно в соответствующих условиях, которые создаются  опять же при огромных вложениях. А рентабельность сельскохозяйственного производства сегодня определяют  энергосберегающие агрегаты с  многофункциональными прицепными орудиями,  новые технологии, сокращающие расходную составляющую — все, что по  карману  предприятию с большим оборотом средств и продукции. 

Свою низкую  конкурентоспособность с крупными сельхозпредприятиями фермеры признавали и признают. Но у каждого из нас свой самостоятельно наработанный опыт, производственная база,  укоренившееся чувство хозяина… Крестьянина, побывавшего фермером, в колхозы уже не вернуть, хотя  депутаты Государственной Думы и заговаривают вновь о преимуществах крупных предприятий перед  мелкими  фермерскими хозяйствами. Свободу поменять на подчинение непросто, даже если оно  освобождает от нервотрепки по поводу приобретения семян, проведения посевной, реализации продукции, получения государственной поддержки, наконец!

Досье АиФ
Сергей Константинов родился в 1969 году в деревне Чумоли Алнашского района. В 1999 году основал крестьянско-фермерское хозяйство. Сейчас выращивает зерновые, кормовые культуры, содержит 80 дойных коров, руководит сельскохозяйственным производственным снабженческо-сбытовым кооперативом «Агро».
— Но обрабатывать 5 га пашни и при этом считать себя успешным хозяйственником смешно. Продукции  мало, кто примет такого хозяйственника всерьёз?

— Верно, с маленькими  объёмами производства свои условия на продовольственном рынке диктовать  невозможно: перерабатывающие предприятия предпочитают иметь дела с теми, кто может поставлять овощи, молоко и мясо в существенных количествах. А вот зерно и сено реализовать можно в розницу. Скажем, хозяевам личных подворий. Правда, доход при этом получишь микроскопический. Вообще,  возделывать  пашню площадью 5 гектаров убыточно. Для того чтобы земледелец получил свой  заработок, земли у него должно быть раз в десять больше.

Полгода на уговоры

— Как образовался кооператив фермеров в Алнашском районе? Как он повлиял на производство?

— Объединение началось в 2014 году.  Процесс шёл долго и тяжело. Каждого фермера в преимуществах кооператива пришлось убеждать по полгода. На первый взгляд, все понимали: то же «объединенное» молоко реализовать проще — объёмы позволяют самим выбирать покупателя. Признавали, что        кооперация вообще повышает конкурентоспособность фермеров, оказывая услуги по сбору, переработке и реализации произведенной продукции. Произвел — сдал, ощутил результат, и снова хочешь производить. Понимали, но не верили в то, что объединение может учитывать интересы каждого по отдельности. В любом коллективе кто-то да считает себя обделенным.

— Но в итоге 10 фермеров образовали кооператив. Кто эти люди?

— В основном это хозяева, имеющие семейные фермы с вполне современными условиями производства, позволяющими получать молоко  высокого качества. Объединенными усилиями приобрели молоковоз — техника отныне используется эффективнее. Есть экономия в заработной плате: финансовой отчетностью всех  фермеров занимается один бухгалтер. В планах приобретение  кормоуборочной техники. Может, и грант на неё выделят. С нынешнего года господдержка распространяется и на развитие материально-технической базы потребительских кооперативов. По условиям наш кооператив вполне на помощь может претендовать.

— А не станет ли ваш комбайн яблоком раздора, не повторит историю с машинно-тракторными станциями, когда коллективная техника доходила до колхозов по очереди, то есть в разное время, срывая графики полевых работ?

— Корма можно  закладывать практически в течение всего лета, техника дойдёт до каждого, значит, никто в обиде не останется. А вот зерноуборочный комбайн коллективно покупать, наверное, не стоит. Время уборки зерновых короткое, действительно, можно сроки упустить.

Лиха беда начало

— Сергей Иванович, по данным сельскохозяйственной переписи число фермерских хозяйств за  десятилетие по стране сократилось вдвое. Россия превращается в страну гигантских агрохолдингов…

— …  а представители агарного сектора  признают, что «гигантские аграрные компании органично встраиваются в ткань российской экономики». Да, чиновники, насмотревшись на европейскую  организацию того же   молочного производства, очарованно решили повторить пример Монголии: «перейти от феодализма к социализму». Что произошло с Монголией, мы знаем — там воцарился  «обманутый» капитализм. Эволюция — процесс поступательный и постепенный, скачкообразного движения не терпит. Но об этом забывают, когда делают ставку на предприятия-гиганты. В Европе ведь тоже сельское хозяйство развивалось поступательно: от мелкого к крупному. Наш путь, думаю, должен быть таким же, поступательным, через сельхозпредприятия средней величины. Кооперативы помогут тем, для кого труд на земле является смыслом жизни.

— В данных условиях можно решиться и создать фермерское хозяйство «с ноля»?

— При наличии средств и большого желания решиться можно на многое. Но новичков, «свалившихся с луны» в нашем бизнесе я не встречал. Современный начинающий фермер — это молодой человек,  который перенимает хозяйство, созданное родителями. Это понятно: для бизнеса нужна какая-то материальная основа. Лишь при её наличии можно получить государственную поддержку. По-моему,  преемственность и устойчивость бизнеса является одним из принципов субсидирования. Скажем, с нынешнего года на грантовую поддержку семейные фермы могут заявляться лишь после трёх лет с начала работы. Раньше этот критерий составлял всего год. А вот начинающие фермеры могут претендовать на новый грант для развития уже не через три, а два года после полного освоения гранта, выданного на создание и развитие КФХ.

Для начинающих дорога открыта. Есть желание заняться зерновыми — вкладывай от 200 тысяч рублей. В такую сумму могут обойтись удобрения, семена, горючее для обработка 50 гектаров. Но нельзя забывать о том, что однопрофильное хозяйство увеличивает риски. Например, зерновые могут не уродиться из-за засухи. В этом случае выручает животноводство. А для закупки скота, как вы понимаете, опять же нужны новые средства.

— Как вы создавали своё хозяйство? На что делали ставку?

— Главная ставка была на помощь семьи. Несколько лет я занимался предпринимательством в городе.  Покупал-продавал, но почти ничего и не заработал. Мой отец, Иван Дмитриевич, рассудил это строго,  по-советски: пригодился там, где родился, настаивая вернуться в деревню. В деревне также работает брат. Стали мы производить свинину, потом перешли на производство молока, получили  государственную поддержку и построили ферму на 120 голов. Отец был прав — в деревне мои усилия  оказались результативнее. Семья теперь обеспечена лучше, к тому же рабочие места для односельчан удалось создать. Деревня живет, пока есть в ней производство. Может, звучит это высокопарно, но построив ферму, я смог изменить историю своей малой родины.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество